РАБОТОДАТЕЛЬ НАЧИНАЕТ И ПРОИГРЫВАЕТ. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Часто приходится слышать мнения различных специалистов о том, что права работников недостаточно защищены действующим трудовым законодательством и о том, что необходимо вносить соответствующие изменения в законодательство для усиления ответственности работодателей за нарушения прав работников.

          В некоторых случаях доходит даже до того, что специалисты предлагают отойти от принципа равноправия сторон в судебном процессе лишь бы защитить права работников.

          Однако на практике зачастую именно работодатель оказывается беспомощным при защите своих интересов  в силу неэффективности российских правоохранительных органов и достаточно грамотных действиях работников, которые с целью защиты своих интересов пользуются всеми возможными способами.

          Речь, конечно, не идет в данном случае о работниках, которые в силу своей безграмотности даже не представляют того, что у них есть трудовые права и что права, используя действующее законодательство, в том числе ст. 352 Трудового кодекса РФ можно успешно защищать.

          В данной статье будет рассмотрен конкретный пример из практики о работнике, из так называемого офисного планктона, который отлично знает свои права.

Такому работнику, как говорится "палец в рот не клади", он пойдет до конца, защищая себя при любых обстоятельствах, даже после совершенного преступления.

 

С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

 

          Все начиналось достаточно обыденно. Работница условно С. устроилась на работу на должность главного экономиста одного из экономических отделов большой организации с приличной заработной платой и хорошими перспективами роста.

          Спустя несколько лет работы в компании работница зарекомендовала себя достаточно неоднозначно. С одной стороны работница имела хорошие профессиональные качества, но с другой стороны от такой работницы можно было бы ожидать чего угодно, так как норов и амбиции ее были уже давно известны и вызывали вопросы.

          Работодатель же в свою очередь как в известном фильме "Ищите женщину" придерживался позиции владельца нотариальной конторы мэтра Роше, который говорил одному из своих работников после конфликтной ситуации: "Есть работники, которые ни на что не способны, а есть работники, которые способны на все. Я предпочитаю последних".

          В один из рабочих дней С. не вышла на работу и о причинах не сообщила работодателю.

          Спустя почти три недели С. появилась на работе, представив работодателю листок нетрудоспособности, выданный одной из Городских клинических больниц г. Москвы о том, что в конкретный период времени С. находилась на стационарном лечении в указанной больнице.

          Имея подозрения в отношении правдивости слов С., служба безопасности компании провела выезд в больницу, где подтвердили выдачу соответствующего листка нетрудоспособности и стационарное лечение С.

          То есть листок нетрудоспособности был выдан официальным образом.

          При этом работница не учла, что "земля слухами полнится" и того, что если совершаешь преступление, то об этом необходимо молчать, так как в противном случае "доброжелатели" обязательно на тебя донесут.

          Так или иначе, работодателю стало известно, что в период нахождения якобы на стационарном лечении в больнице работница С. пересекала дважды российскую границу, направляясь на отдых в Египет и обратно.

          В соответствии с полученной информацией работодатель принял решение об увольнении работницы С. по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, предварительно вынеся работнику дисциплинарное взыскание за проступок, выразившейся в ненадлежащем исполнении работником, возложенных на него обязанностей.

После чего был вынесен соответствующий приказ руководителя об увольнении, доведен до С., которая в назначенное время получила свою трудовую книжку.

 

ДЕЙСТВИЯ С. ПО ОБЖАЛОВАНИЮ ПРИКАЗА ОБ УВОЛЬНЕНИИ

 

          Работник, не согласившись со своим увольнением, направил исковое заявление в районный суд г. Москвы, в котором просил признать приказ об его увольнении незаконным, восстановить его в должности, взыскать с работодателя денежные суммы за вынужденный простой и моральный вред, а также сумму за услуги адвоката.

          В силу плохой подготовки к судебному процессу позиция работодателя оказалась уязвима в сравнении с позицией работника, который использовал адвоката для защиты своих интересов.

          Адвокат, специализирующийся на спорах в суде по вопросам трудового права имеет явное преимущество в сравнении с юристами обычной компании, которым приходится ориентироваться по широкому кругу вопросов.

          Имея большой опыт сопровождения дел в судах адвокат быстро выявил, что работодатель не ознакомил работника С. с его должностной инструкцией, что фактически является основанием для признания увольнения незаконным по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

          Более того адвокат с работником запаслись показаниями свидетеля, работника той же компании, который готов был в суде подтвердить то, что С. не нарушала трудовой дисциплины, исполняла работу качественно.

          Таким образом, работодателю оставалось искать другие выходы из сложившейся ситуации для защиты своих интересов, так как предстоящее судебное заседание по существу иска грозило работодателю решением суда не в его пользу.

 

ДЕЙСТВИЯ РАБОТОДАТЕЛЯ ПО ЗАЩИТЕ СВОИХ ИНТЕРЕСОВ

 

          К сожалению, работодатель оказался не совсем подготовленным к гражданскому процессу с работником, в том числе по причине того, что суды, прежде всего, смотрят на соблюдение прав работников, несмотря на декларированное равноправие и состязательность сторон в судебном процессе.

          С целью усиления своих позиций работодатель, понимая, что работник совершил преступление путем предъявления подложного листка нетрудоспособности, обратился с заявлением о преступлении в полицию.

          Заявление было написано по ст.ст. 159, 327 Уголовного кодекса РФ.

          По мнению работодателя, преступление было совершенно путем использования подложного листка нетрудоспособности с целью завладения денежными средствами компании мошенническим способом.

          Обращаясь в полицию с заявлением о преступлении, работодатель планировал оказать психологическое воздействие на проштрафившегося работника для понуждения С. к отзыву иска, а также планировал получить в рамках уголовного судопроизводства доказательства подложности листка нетрудоспособности, которые в том числе могли бы быть использованы в гражданском процессе.

          Как показало время, работодатель повел себя необдуманно, понадеявшись на правоохранительные органы в части уголовного преследования работника, за совершенное преступление, но все по порядку.

          Отказ в возбуждении уголовного дела.

          В заявлении о преступлении работодатель указал на то, что работница С. в период, когда должна была быть на стационарном лечении в больнице в г. Москве находилась за пределами Российской Федерации.

          К заявлению о преступлении были приложены все документы, которые необходимы для начала проверки по заявлению о преступлении.

          В рамках проверки по заявлению о преступлении сотрудники полиции провели опросы врачей городской больницы, самой работницы С. и представителей работодателя.

          Кроме того были сделаны запросы в авиакомпанию и туристическую фирму на предмет покупки С. туристических путевок и билетов на самолет. Ответы из указанных организаций подтвердили, что С. покупала путевки в Египет на период своего стационарного лечения мнимой болезни, а также согласно ответу из авиакомпании С. пересекала российскую границу по авиабилетам.

          Установив данные обстоятельства в рамках проверки по заявлению о преступлении, полиция вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по тому основанию, что в действиях С. не усматривается мошенничество по завладению денежными средствами компании.

          По второму вопросу касательно состава преступления по ст. 327 Уголовного кодекса РФ (использование заведомо подложного документа) проверка вообще не была проведена, то есть об этом в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела не было ни слова.

          В результате сотрудник полиции сделал необоснованный и незаконный вывод о том, что в действиях С. усматриваются гражданско-правовые отношения.

          При этом оперуполномоченный совершенно не упомянул о том, что в материалах проверки есть акт служебного расследования, проведенного в Городской больнице г. Москвы, по которому С. находилась на стационарном лечении, что противоречило ответам из туристической фирмы и авиакомпании.

Противоречия, установленные в рамках проверки по заявлению о преступлении, не были проанализированы. Проверка по заявлению о преступлении была проведена не в полном объеме.

          О том, что по месту работы предъявлен, по сути, подложный листок нетрудоспособности в постановлении сведений не было.

          Обжалование отказа в возбуждении уголовного дела в суд первой инстанции в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

          Работодатель принял решение обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ в суд, минуя возможность направить жалобу в прокуратуру.

          В судебном заседании, которое откладывалось по причине того, что прокуратура просила время на подготовку своего заключения по жалобе, суд, не особо вдаваясь в подробности дела просто ждал заключения прокуратуры.

          После того как прокуратура сообщила, что по ее мнению вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела является законным и оснований возбуждения уголовного дела нет, суд отказал в удовлетворении жалобы компании на отказ в возбуждении уголовного дела. 

          При этом брать на себя ответственность и исследовать досконально материалы проверки суд не стал. Вопросы, поставленные работодателем в жалобе, остались не разрешенными.

В том числе вопросы, касающиеся достаточности данных для возбуждения уголовного дела по факту подделки листка нетрудоспособности и его использования.

          Обжалование постановления суда первой инстанции в Московский городской суд.

          Работодатель обжаловал решение суда первой инстанции в кассационном порядке по следующим основаниям.

1. Несоответствие выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным в суде первой инстанции.

2. Противоречивость доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда и отсутствие в постановлении оснований принятия решения судом об отказе в удовлетворении жалобы.

3. Нарушение уголовно-процессуального законодательства.

4. Не проведение проверки всех истребованных доказательств по делу судом.

Кроме того, работодатель указал, что при ознакомлении с материалами дела выявлены несоответствия подписей С. на медицинской карте подлинным подписям С. на других документах, что требует проведения дополнительного исследования.

В заключительной части кассационной жалобы работодатель просил суд исследовать материалы дела, в том числе ответ авиакомпании о пересечении российской границы и листок нетрудоспособности с другими медицинскими документами с целью установления события преступления.

Московский городской суд на рассмотрение кассационной жалобы работодателя уделил не более десяти минут, так как фактически в зал суда уже вышел с готовым решением по жалобе, исключив возможность для представителя работодателя защищать интересы компании, что впрочем, считается совершенно нормальным явлением для Московского городского суда.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы работодателю было отказано в ее удовлетворении, что с учетом имеющихся документов в материалах дела о совершенном преступлении не только С., но и ответственными работниками одной из городских больниц                 г. Москвы выглядит по крайней меры незаконным решением.

Таким образом, правоохранительные органы, в том числе отдел полиции, проводивший проверку по заявлению о преступлении, прокуратура, суды первой и второй инстанции, имея неопровержимые доказательства о совершенном преступлении, приняли позицию работника С. и его адвоката, игнорировали то факт, что работник, который должен был находиться на стационарном лечении (согласно листку нетрудоспособности) в г. Москве, находился за границей.

Своими непрофессиональными действиями перечисленные правоохранительные органы "перечеркнули" право работодателя на справедливое правосудие не только в рамках уголовного судопроизводства, но и некоторым образом в рамках гражданского процесса, так как доказанный факт преступления, несомненно, повлиял бы на решение суда по гражданскому иску работника к работодателю.

Результаты рассмотрения в суде искового заявления работника к работодателю.

С учетом результатов уголовного судопроизводства в отношении работника, у работодателя не осталось выбора, кроме того, как идти на попятную с тем чтобы уменьшить свой ущерб в результате возможного решения гражданского суда не в его пользу.

В связи с этим между работодателем и работником были проведены переговоры о заключении мирового соглашения.

Мировое соглашения было заключено с учетом требований ст. 173 Гражданского процессуального кодекса РФ и, соответственно, производство по делу было прекращено соответствующим определением суда.

Работнику С. была изменена формулировка в трудовой книжке на запись - увольнение по собственному желанию на основании ст. 80 Трудового кодекса РФ.

Необходимо отметить, что самому работнику было выгодно заключение мирового соглашения с работодателем в связи с тем, что результаты уголовного судопроизводства достаточно спорны и в любой момент, при определенных обстоятельствах, проверка по заявлению о преступлении могла бы быть возобновлена, что сулило работнику неприятности.

Работодатель же кроме полученного морального дискомфорта, по сути, остался при своих.

 

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

 

1. Работодателю прежде чем увольнять работника по статье необходимо задуматься о возможных последствиях, даже несмотря на то, что в действиях работника имеются признаки состава преступления.

Наличие явных признаков состава преступления, предусмотренных действующим Уголовным кодексом РФ это еще не гарантия того, что уголовное дело будет возбуждено.

2. Каждый работник должен не только предполагать, но и усвоить то, что любое тайное преступление рано или поздно станет явным и при достаточной напористости работодателя соответствующий работник может быть привлечен к уголовной ответственности, а это потеря работы, репутации и множество других негативных моментов для простого человека.

3. Совершенно безнаказанными в данном случае остались работники городской больницы г. Москвы и это несмотря на то, что ими была подделана полностью история болезни С. (возможно за вознаграждение), в том числе официальные документы, что позволило работнику безнаказанно отдыхать за границей в то время когда он должен был быть на работе.

В данном случае можно рекомендовать Министерству здравоохранения РФ проводить министерские служебные проверки фактов фальсификации медицинских документов, а не отдавать это на откуп самому медицинскому учреждению.

4. Вызывает вопросы работа правоохранительных органов, в том числе полиции, прокуратуры и судов.

И если о полиции можно сказать, что явно не хватает грамотных и принципиальных работников для рассмотрения подобных заявлений, то прокуратура в данном случае сыграла странную роль, заняв позицию работника, когда защищать надо было права работодателя.

В свою очередь, суд, по сути, прикрывшись мнением прокуратуры, самоустранился от рассмотрения дела по существу.

5. В целом можно резюмировать, что в данном конкретном случае права работодателя были нарушены путем совершения работником преступления, но защитить свои права работодатель не смог в силу вышеперечисленных причин, что вынудило его идти на компромиссный вариант с работником.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Уголовный кодекс Российской Федерации.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российский Федерации.

3. Трудовой кодекс Российской Федерации.

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий